Парапсихология: “за” и “против”, личный опыт

Как правило, в около- и парапсихологические практики люди приходят на фоне длящегося уже несколько лет жизненного кризиса. Когда опора и надежда на собственные ресурсы иссякла еще позавчера и сил терпеть больше нет. Я и сама пришла в психологию на фоне последствий общения как раз с парапсихологами. Увы, мой личный опыт был трагичен.

В надежде спасти дорогого человека мы пробовали все возможные способы. В итоге помочь тяжело больной бабушке так и не удалось, я оказалась в состоянии депрессии и полной выключенности из жизни… После нескольких лет борьбы с собой я выбралась (хотя знаю из профессионального опыта, счастливый конец случается не всегда). И даже могу смотреть на подобные практики под разным углом. Безусловно, нельзя называть абсолютно всех людей, обучающих околопсихологическим практикам, шарлатанами.

В мире есть много всего непознанного, и теперь, став устойчивой, я не вижу ничего плохого, чтобы время от времени самой что-то подобное пробовать. Разумеется, с рядом условий.

Первое — люди, которые этим занимаются, прошли для меня проверку временем, и это доверие, сформированное годами.

Второе — я вижу стойкий и длящийся во времени положительный эффект у тех практикующих, мнению которых лично я доверяю, и это не один человек, а некоторая критическая масса.

Третье — одним из эффектов длительной психотерапии стала для меня возможность опираться на себя. В том смысле, что я верю, что все ответы на все вопросы уже есть у нас внутри и путеводным маяком к ним являются наши чувства. Если я чувствую какой-то дискомфорт, гнев, отвращение или страх при выполнении практики или же общении, так скажем, с «носителями знания», я постараюсь очень четко все прояснить и, если не найду удовлетворяющих объяснений, не стану ввязываться.

Последнее и, наверное, самое важноея не вижу ярко-отрицательных результатов. В этом смысле Випассана для меня очень показательный пример: одна моя приятельница регулярно и с удовольствием посещает подобные семинары, медитируя даже не по часу, а по четыре-пять часов ежедневно в течение недели. Я наблюдаю ее состояние спокойствия и умиротворения на протяжении многих лет. С другой стороны, я слышала о людях, которые в процессе подобных практик длительной медитации сходили с ума и находились состояниях дереализации, деперсонализации, иными словами — оторванности от мира. Мое мнение — разница в изначальном состоянии психики: для кого-то, кто в анамнезе устойчив, это, может быть, и подойдет, а для тех, чья психика и так расшатана постоянными переживаниями, риск еще большей дестабилизации очень велик.

В заключение хочу сказать, что помимо классической психотерапии я перепробовала множество всего: тета-хилинг, телесные практики и многое другое. По истечении времени могу смело заявить: ничего выдающегося ни в одной из практик я не нашла. Да, они в некотором роде успокаивают. Вообще, мысль о том, что мы что-то делаем для улучшения и стабилизации ситуации, является успокоительной. А уж

заложенная в ДНК всех практик надежда на чудесные перемены вообще очень ресурсна. Однако ресурсна она до той поры, пока не наступит дедлайн на получение чуда.

И если чуда не получится, станет в разы хуже, чем было до этого.

Статья была опубликована для портала wday.ru: http://www.wday.ru/stil-zhizny/vibor-redakcii/lichnyi-opyt-kak-menya-izmenila-nedelya-polnogo-molchaniya/

(Visited 132 times, 1 visits today)

Leave A Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *